Наверх

"Прикосновение к трубе"

Дата публикации: 23 Мая 2014

Прикосновение к Трубе

Акционерная компания «Транснефть» за короткий период реализовала крупнейший государственный инвестиционный проект — построила и ввела в эксплуатацию магистральный нефтепровод «Восточная Сибирь—Тихий океан». Протяженность его 4500 километров — от Тайшета до Находки. Объемы перекачки впечатляют — 50 миллионов тонн нефти в год. Ни по протяженности, ни по географическим особенностям равного этому нефтепроводу в России еще не было.

На протяжении всей магистрали через каждые 150–200 километров располагаются нефтеперекачивающие станции. На одной из станций, входящих в зону ответственности Ленского районного нефтепроводного управления ООО «Востокнефтепровод» (дочернее предприятие ОАО АК «Транснефть»), нам довелось на днях побывать.
Нефтеперекачивающая станция №12 расположена в 20‑ти километрах от города Ленска. Данный объект, как и 40 его собратьев по всей Сибири и Дальнему Востоку, создан и оснащен сложнейшим оборудованием для перекачки нефти в восточном направлении. От одной НПС к другой.
Примерно за 300 метров до НПС‑12 останавливаемся перед странным огороженным колючей проволокой объектом.
«Это камера приема-пуска средств очистки и диагностики, расположена она на 1394‑м километре трассы ВСТО, — объясняет Михаил Голубцов, главный инженер филиала «Ленское РНУ». — Только на таких камерах вы можете увидеть небольшой отрезок нефтяной магистрали, в этом месте труба проходит над землей. Через такие камеры, в соответствии с заданным графиком, в трубу запускают специальные средства для очистки или диагностики.
Оборудование, применяемое для диагностики, — высокотехнологичное, это и дефектоскопы высокого разрешения, и профилемеры с навигационной системой. Представляют они из себя что-то вроде поршня с манжетами и датчиками, запускаются в чрево ВСТО через камеру запуска, а выходят на поверхность через камеру приема. Чем-то этот объект напоминает торпедный аппарат подводной лодки. Снаряд преодолевает расстояние от одной камеры к другой, а это в среднем 150–200 километров, и благодаря такой диагностике мы знаем о состоянии трубы все.
Мы — транспортники, нефтяниками нас называть неправильно, нефтяники — это они, — подмечает Михаил Петрович и показывает в сторону вышек «Таас-Юряха». — Нам принадлежит только та нефть, которой мы заполняем трубу — технологическая. Вся остальная не наша. К примеру, сдали нам по договору тысячу тонн, уплатили по тарифу за перекачку и указали направление, куда перекачивать. И так бесконечно: нам сдали — мы перекачали. Магистраль ВСТО — это как товарный поезд, только круглосуточно находящийся в движении и рассчитанный на один товар».
Идем по территории НПС‑12, чем-то напоминающей военный городок. Планировка объекта впечатляет своей строгой геометрией. При значительной концентрации на площади 10–12 гектаров зданий, резервуаров, теплотрасс, вышек молниеприемников, а также различных металлических и бетонных конструкций — ничего лишнего, никакого «архитектурного» хаоса. Фасады строений выполнены в фирменном бело-синем сочетании «Транснефти». Территория полностью забетонирована и обнесена защитным ограждением с колючей проволокой. По периметру курсируют вооруженные охранники. Станция относится к объектам повышенной опасности, поэтому и трудовая дисциплина на высоте и строгий пропускной режим. В обязательном порядке соблюдается субординация, как говорится, никаких «вась-вась».
Магистральная насосная станция — главный объект НПС‑12, здесь огромные насосы задают темп движению нефти, создают необходимое давление, чтобы она двигалась по трубе дальше на восток. Поэтому машинный зал буквально нафарширован внушительными по размеру и сложности агрегатами. Производители у них разные: главный электродвигатель — немецкой фирмы «Сименс», центробежный насос — украинского завода «Насосэнергомаш», система запирания концевых уплотнений ВСТО — немецкая компания «Игл Бургман». Масса не поддающихся перечислению отечественных агрегатов. Вот где интернационал, в высоких технологиях! Весь процесс полностью автоматизирован, нет необходимости постоянного пребывания человека. Если происходит какой-либо сбой, срабатывают специальные датчики, и процесс приостанавливается. Под потолком подвешено несколько пожарных пеногенераторов. Стоит закурить — сработает пожарная сигнализация, и помещение зальет пеной (вообще курение запрещено на любых объектах ООО «Востокнефтепровод», поэтому сигареты и зажигалки все проходящие на территорию станции, независимо от своего статуса, сдают на посту охраны в специальные ящички).
Так как на НПС должно быть два независимых источника электроснабжения для бесперебойной прокачки нефти, на станции было построено уникальное сооружение — автономная дизельная электростанция — АДЭС мощностью 26 МВт. Работает станция на товарной нефти, и в случае отключения линии 200 кВт может полностью обеспечить электроэнергией производственный объект.
«У каждого агрегата станции несколько степеней защиты, — поясняет главный инженер, когда мы переместились в операторский блок. — Тем не менее все параметры оборудования НПС‑12 контролируются именно отсюда. Несанкционированный доступ к системе управления станцией и нефтеперегонным процессам полностью исключен. Каким образом? Секрет фирмы! Задавать командные параметры может только наш оператор и параллельно оператор, находящийся в головном офисе «Востокнефтепровода», в Братске. И я, из своего кабинета в Ленске, могу все эти схемы лишь созерцать на рабочем компьютере, но влиять на что-либо не в состоянии».
На автоматизированном рабочем месте оператора около десяти мониторов. На одном из них схема станции в целом. На другом — схема движения нефти по вверенному участку ВСТО и на входе на станцию НПС‑12. На третьем отображены датчики главного электродвигателя (тот что «Сименс») и т. д.
«А нефть, как посмотреть на нефть?» — спохватившись, спрашиваю главного инженера.
«Нефть у нас всегда под толщей металла, поэтому увидеть ее не получится, — отвечает Михаил Голубцов. — Из-за высокого давления в трубе — от 5 атмосфер на входе станции до 36 атмосфер на выходе — никаких смотровых окошечек не предусмотрено».
Как уже упоминалось выше, нефтепровод ВСТО проходит под землей на глубине около метра, поэтому дотронуться до знаменитой Трубы довелось только в помещении насосной станции НПС‑12. В какой-то момент показалось, что даже сквозь ее толстые стенки ощущается глухая мощь несущихся на восток сотен тысяч баррелей нефти.